КамчатНИРО

Камчатский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии

Новости / Рыбохозяйственной науке необходимы современные инструменты исследований

Благополучие рыбной отрасли страны не в последнюю очередь зависит от науки. Но рыбохозяйственным институтам зачастую не хватает средств и возможностей для полноценной и качественной работы. О трудностях, связанных с проведением научных исследований, РИА Fishnews.ru рассказал директор КамчатНИРО Олег ЛАПШИН.

Благополучие рыбной отрасли страны не в последнюю очередь зависит от науки. Но рыбохозяйственным институтам зачастую не хватает средств и возможностей для полноценной и качественной работы. О трудностях, связанных с проведением научных исследований, РИА Fishnews.ru рассказал директор КамчатНИРО Олег ЛАПШИН.

 – Олег Михайлович, какой объем исследований возможен при существующем финансировании НИИ? Приходится ли менять приоритеты? Насколько корректируются планы научной работы?

— ФГУП «КамчатНИРО» сохранило необходимый уровень исследований. Об этом свидетельствует оправдываемость прогнозов общего допустимого улова и возможного вылова водных биоресурсов в восточной части Охотского моря, западной части Берингова моря с бассейнами впадающих в него рек, в водах Тихого океана, прилегающих к Камчатке, и внутренних пресноводных водоемах Камчатского края.

Однако в 2013 г. институт получает из бюджета в рамках госконтракта ту же сумму, что и в 2010 г. Излишне говорить, что за три года инфляция «съела», по самым скромным подсчетам, примерно четвертую ее часть. Также уместно упомянуть, что по данным Росстата, Петропавловск-Камчатский является одним из самых дорогих городов Российской Федерации.

Что следует делать в этих условиях? Оптимизировать исследования, отдавать приоритет наиболее важным объектам: морским рыбам, крабам, лососям в ущерб ряду «второстепенных» пресноводных рыб Камчатки. Хотя в исследованиях приоритетных объектов мы тоже ввели своеобразный «режим экономии». Уменьшается продолжительность отдельных научно-исследовательских рейсов, сокращается количество летных часов во время оценки динамики заходов лососей на нерестилища, также сотрудники института меньше участвуют очно во всероссийских и международных научных конференциях.

– Финансируются ли направления научной работы, направленные на повышение эффективности использования ВБР? Разработку новых технологий рыбопереработки? Каков государственный заказ на эти виды исследований?

— Так исторически сложилось, что в КамчатНИРО за 80 лет не была создана лаборатория технологий переработки рыбы и других промысловых гидробионтов. В этом направлении среди дальневосточных НИИ Росрыболовства первенствует ФГУП «ТИНРО-Центр», в целом по России — ФГУП «ВНИРО», ФГУП «АтлантНИРО» и ФГУП «ПИНРО». Наверное, такое положение, когда исследования по технологиям рыбных продуктов уже исторически сосредоточены в этих институтах, позволяет нам не заниматься дублированием исследований. Кроме того, исследования по технологиям переработки рыбы проводятся в Камчатском государственном техническом университете, также находящемся в подчинении Росрыболовства.

– Соответствует ли сегодня научный флот целям, поставленным перед рыбохозяйственной наукой? Какой флот нужен рыбохозяйственной науке, в каком объеме, по каким проектам? Как идет обновление научного флота? Известно ли о перспективных планах развития научного флота и подвергаются ли эти планы корректировке?

— Поставленной перед рыбохозяйственной наукой цели – всесторонней и полной оценке запасов водных биоресурсов, используемых для промышленного и прибрежного рыболовства – научный флот соответствует плохо. Для обеспечения неистощительного уровня эксплуатации водных биологических ресурсов необходимы современные инструменты исследований. Среди этих инструментов важнейший – научный флот. Но именно у нас в Дальневосточном регионе, где сосредоточены основные запасы рыб и других промысловых гидробионтов (крабы и крабоиды, креветки, донные беспозвоночные), этот инструмент устарел и не может обеспечить получение качественных данных об их распределении и поведении.

Какой флот нужен? Минимально необходимо 4 современных среднетоннажных судна с автономностью плавания до 50 суток и 1 крупнотоннажное. Эти суда должны иметь возможность проводить учетные съемки донными и пелагическими тралами, кошельковыми неводами, снюрреводами, донными ловушками, дрифтерными сетями. Также они должны быть оснащены мощными автономными подводными управляемыми видеотелевизионными комплексами, научными эхолотами и приборами контроля орудий лова.

Создание научно-исследовательского флота на базе проектов отечественных добывающих и научно-исследовательских судов мы считаем нецелесообразным. В основном это морально устаревшие разработки преимущественно 70-х годов прошлого века, не соответствующие современным требованиям по расходу топлива, автоматизации и механизации промысловых операций и составу научно-промыслового оборудования. В Российской Федерации практически полностью развалилось проектирование судов для рыбопромыслового флота, а тем более и НИС, которые являются более сложными по архитектуре и технической оснащенности. За последние 20 лет не было построено ни одного научно-исследовательского судна от проекта до спуска на воду.

Наши предложения по типам, характеристикам и научному оборудованию НИС для комплексных рыбохозяйственных исследований в водах Дальнего Востока основаны на информации о современных судах, которые сейчас проектируются для ведущих мировых рыбохозяйственных институтов.

Таблица 1
Базовые параметры и характеристики научно-исследовательских судов для комплексных рыбохозяйственных исследований в Дальневосточных морях и прилегающих к Камчатке районов Тихого океана

15

В качестве примера расскажу о современном фарерском промысловом сейнер-траулере, который можно было бы с минимальными доработками использовать в качестве среднетоннажного НИС.

Сейнер-траулер Nordborg построен в июне 2009 г. Промысловые схемы Nordborg предназначены для лова рыбы пелагическими тралами и кошельковыми неводами.

Промысловая схема тралового лова является типовой бесслиповой схемой с выливкой улова погружным рыбонасосом. Промысловая палуба расположена на первой палубе по всей длине судна от бака до кормы и проходит под рубкой в виде туннеля (рисунок 1, 2).

1

 Рисунок 1 – Промысловая палуба. Вид на бак

2

Рисунок 2 – Промысловая палуба. Вид в корму

Ваерные лебедки расположены на шлюпочной палубе (рисунок 3). Также на шлюпочной палубе расположены ваерные блоки, устройства для приема траловых досок и рабочие места для обслуживания траловых досок (рисунок 4).

3

Рисунок 3 – Ваерные лебедки и траловый барабан  на шлюпочной палубе

4

Рисунок 4 – Расположение траловых досок

Два траловых барабана расположены сразу за рубкой, над промысловой палубой. Они установлены каскадно (рисунок 1).

Ваера, кабели и вся оснастка траловых досок (лапки и переходники) выполнены из синтетического каната Дайнима (рисунок 5).

В корме установлены три выдвижных вертикальных рола (рисунок 6). Они предотвращают спутывание трала при постановке и выборке. При работе с кабельными линиями выдвигаются крайние ролы. При работе с крыльями трала — один средний, в то время как оба крайних рола поднимаются вверх. При работе с канатно-сетной частью трала все три рола поднимаются вверх, создавая «окно» для трала.

Выливка улова из трала осуществляется кормовой рыбонасосной установкой, состоящей из погружного рыбонасоса с гидроприводом, шланга для подачи водорыбной смеси и гидравлических шлангов. Траловый мешок при этом находится в кильватерной струе. Это помогает сбивать рыбу к рыбонасосу. Для хранения шлангов в нерабочем положении предусмотрены специальные лебедки (рисунок 7).

5

Рисунок 5 – Ваера из каната Дайнима

Рисунок 6 – Направляющие вертикальные выдвижные ролы

7

Рисунок 7 – Кормовая рыбонасосная установка

Но помимо тралового лова судно Nordborg может ловить и кошельковым неводом, промысловый комплекс для работы с ним расположен вдоль правого борта (рисунок 8).

8

Рисунок 8 – Промысловый комплекс для работы с кошельковым неводом

На Nordborg могут быть размещены два кошельковых невода. Для их хранения в корме по правому борту установлены два контейнера (рисунок 9).

9

Рисунок 9 – Расположение контейнеров для кошельковых неводов

Во время замета невод выходит в воду с кормы. Стяжные кольца располагаются на откидном выстреле, который при помощи гидроцилиндра выводится за борт. Бежной урез выходит в воду с лебедки через бортовой мальгогер.

При кошельковании стяжной трос проходит через два подвесных блока (рисунок 10) и выбирается двумя лебедками, которые расположены под палубой бака.

10

Рисунок 10 – Подвесные блоки для стяжного троса. А – носовой блок. Б – кормовой блок

Выборка кошелькового невода осуществляется неводовыборочным комплексом TRIPLEX, в состав НВК входят (рисунок 11):

1)  лебедка неводовыборочная трехбарабанная;

2)  труба направляющая;

3)  рол транспортирующий;

4)  рол укладочный.

Выливка улова из кошелькового невода осуществляется бортовой рыбонасосной установкой, состоящей из погружного рыбонасоса с гидроприводом, шланга для подачи водорыбной смеси и гидравлических шлангов.

Таким образом, параметры промыслового оборудования и промысловой схемы современного промыслового сейнер-траулера Nordborg показывают, что данный тип судов как нельзя лучше подходит для использования в многофункциональных учетных съемках, впрочем, как и для промышленного рыболовства.

На Nordborg предусмотрены следующие виды обработки улова:заморозка, изготовление филе, рыбной муки и жира. Морозильное оборудование рассчитано на 1400 тонн рыбы. Танк RSW емкостью 1230 м3с охлажденной водой позволяет сохранять рыбу в свежем виде и использовать ее для изготовления филе. Фабрика производит около 500 тонн муки и жира. В производстве муки используются отходы филетировки.

Следует отметить, что уровень автоматизации обработки рыбы таков, что в рыбном цеху занят всего один специалист, который следит за исправной работой автоматических устройств по обработке, заморозке и упаковке рыбной продукции.

11

Рисунок 11 – Неводовыборочный комплекс TRIPLEX

 

В заключение приведу в пример многоцелевое научно-исследовательское судно Mirabilis, построенное для Министерства рыбных и морских ресурсов Намибии на финских верфях STX Finland Oy (Рисунок 11). Стоимость его постройки составила 35 млн. евро, 19 млн. евро для покрытия ставки по кредиту оплатило правительство Финляндии. Весь цикл работ (проектирование и строительство) занял чуть больше года.

Длина судна 62 м., численность экипажа, включая научную группу, — 45 человек. Это современное и инновационное научно-исследовательское судно отвечает целям рыбохозяйственных исследований в намибийской рыболовной зоне. Установка и расположение лабораторного оборудования, двигатель и система электроснабжения были выполнены по последним мировым стандартам, установленным для этого типа судов. Особое внимание при проектировании было уделено надежности и ремонтопригодности судна, а также низким эксплуатационным затратам. Технические параметры судна позволяют ему плавать в океанских водах при любых погодных условиях.

Mirabilis оборудовано тремя океанографическими лабораториями на палубе № 3. Кроме того, там имеется главная лаборатория, где выполняется анализ морской воды и другие тесты, химическая лаборатория и гидробиологическая лаборатория для анализа проб фито- и зоопланктона. Также на палубе находится ихтиологическая лаборатория и специальное место для разбора уловов.

Оборудование акустической лаборатории включает в себя эхолот Simrad EK60  с расщепленным лучом для оценки плотности биомассы, гидролокатор Simrad SX90 для бокового обнаружения рыбных скоплений, эхолот Simrad EM710 для точного профилирования дна и траловый гидролокатор Simrad ITI.

Помимо учетных съемок судно осуществляет полный цикл технологических операций по переработке рыбы (сортировка, обработка, заморозка, хранение), а также выполняет сбор образцов грунта и обеспечивает отдельные функции по контролированию промышленного рыболовства. Судно прибыло в Намибию в конце июля 2012 г.

12

Рисунок 12 – НИС Mirabilis

 

— Размещением государственного заказа на выполнение проектов судов теперь у нас занимается Минпромторг. Росрыболовство почему-то в этом процессе участия не принимает. К примеру, компания «Хотча Морское Проектирование» заключила контракт с Министерством промышленности и торговли на разработку исходных технических требований и создание проекта Большого научно-исследовательского судна «Международный» для комплексных рыбохозяйственных исследований. Вот некоторые данные, которые приводит компания:

На борту НИС расположатся 12-15 лабораторий общей площадью около 250 м². Предусматривается наличие рыбного трюма объемом не менее 500 м³ (с температурой минус 28°С-минус 30°С) и морозильных камер производительностью не менее 15 тонн в сутки.

На судне будет размещена система динамического позиционирования DYNPOS-1 для удержания НИС на месте при выполнении исследовательских работ. Скорость при водоизмещении по грузовую марку и номинальной мощности главного двигателя при переходе будет 15, а при тралении – 6 узлов.

Мореходные качества и техническое оснащение судна будут обеспечивать проведение исследовательских работ при волнении моря до 5 баллов и силе ветра до 6 баллов, буксировку геофизических устройств – при волнении моря до 6 баллов и силе ветра до 7 баллов. Район работы НИС будет неограниченным.

Вы можете прокомментировать эту информацию?

— По моему мнению, решение о размещении госзаказа на выполнение проектов судов у Мипромторга является ошибочным. Если уж Росрыболовству поручили оказывать государственные услуги и управлять государственным имуществом в сфере рыбохозяйственной деятельности, то логично, чтобы проектирование и строительство НИС также курировало Росрыболовство.

В Минпромторге нет необходимого количества профессионалов, способных грамотно сформулировать требования к такому НИС, не говоря уже о надзоре за проектированием и последующим строительством.

Из приведенной информации по будущему судну не понятна его автономность, промысловая схема (а это для ресурсных исследований – главное!), и тяговая характеристика (то есть агрегатное сопротивление трала и скорость выполнения учетных тралений). Также не очень понятно, какие геофизические устройства будут буксироваться и зачем они вообще, ведь такое оборудование используется в океанологических исследованиях, а не в океанографических и рыбохозяйственных.

— Согласно протоколу совещания у Председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева о перспективах развития рыбохозяйственного комплекса от 7 сентября 2012 года, Минсельхозу (Н.В. Федорову) и Росрыболовству (А.А. Крайнему) совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти поручено проработать вопрос о целесообразности исключения из Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» нормы, предусматривающей уничтожение водных биологических ресурсов, добытых (выловленных) при осуществлении научного и контрольного лова.

Существует ли в среде отраслевой науки единство мнений о дальнейшей судьбе научных квот? Каково, по вашему мнению, должно быть решение вопроса?

— Я уже сообщал в интервью «РИА Fishnews.ru», что в случае разрешения перерабатывать и продавать научные квоты рыбохозяйственные НИИ могут передавать их наилучшим рыбопромысловым предприятиям отрасли, имеющим современную высокотехнологичную переработку.

Не могу ответить за все институты, но в вопросе возвращения возможности коммерческого использования научных квот у меня полное взаимопонимание с директором ФГУП «ВНИРО» Михаилом Константиновичем Глубоковским. Необходимо немедленно вернуть НИИ Росрыболовства возможность использования научных квот в нормальном режиме. Эту рыбу надо не вываливать за борт (что стыдливо именуется «возвращением в живом виде в среду обитания») или безнравственно уничтожать, а продавать, точно так же, как промышленные уловы.

Александр ИВАНОВ, РИА Fishnews.ru

Правительство Камчатского края
Северо-Восточное ТО Федерального агентства по рыболовству
Федеральное анегтство по рыболовству